Выбрать регион

Нурмагомедов и Фергюсон обменялись угрозами во время интервью

Российский боец смешанных Хабиб Нурмагомедов и Тони Фергюсон не смогли удержаться от пикировки во время телефонной пресс-конференции. В бою 4 марта за пояс временного чемпиона Тони и Хабиб намерены продемонстрировать, что их поединок является самым важным в истории легкой весовой категории.


Нурмагомедов: 4 марта я сотворю историю. Я сломаю этого парня.


Фергюсон: Ни черта ты не сломаешь. Сломлено будет только одно — твой дух.


Нурмагомедов: Он не понимает, насколько я силен. Он никогда не встречался с таким борцом как я, он знает, что у меня есть мощь...


Фергюсон: Ты проиграл бой с Глейсоном Тибао, а я забил его в первом раунде.


Нурмагомедов: Хорошо, но ты проиграл Майклу Джонсону, он надрал тебе зад.


Фергюсон: Он не надирал мне зад, а сломал руку, и я боролся все время.


Нурмагомедов: Ты говорил, что Майкл Джонсон меня убьет. Что произошло? Я завершил бой досрочно. Я мог победить его в первом раунде, во втором раунде.


Фергюсон: Я дрался совсем другим с Майклом Джонсоном. Сейчас я его просто уничтожу.


Нурмагомедов: Ты был семь раз в нокдаунах.


Фергюсон: Попробуй повалить меня в партер и ты узнаешь, насколько острые у меня локти.


Нурмагомедов: Хорошо, осталась неделя и все увидят кто есть кто.

Я сломаю твое лицо.


Фергюсон: Ни черта ты не сломаешь. Постарайся уложиться в вес.


Нурмагомедов: Мой вес идеален. Не говори о моем весе, а заткнись и тренируйся.


Фергюсон: Да ты не представляешь даже, как тяжело я тренируюсь.


Нурмагомедов: Почему ты заговорил о моем весе и тренировках?


Фергюсон: Потому что ты толстый. Ты никогда не уложишься в вес, а твоя выносливость ужасна. Твое самбо ничего не стоит в сравнении с моими навыками борьбы.


Нурмагомедов: Я покажу свой вес и свой дух.


Фергюсон: Я сломлю его. У меня за плечами 20 лет борьбы. У этого парня нет ни шанса против моей борьбы. Мои навыки гораздо совершеннее.


Нурмагомедов: У меня есть один вопрос. Если ты так уверен в себе, то почему пытался избежать боя?


Фергюсон: Да никто от тебя не бегает. Ты панк и бычара-хулиган как и все из зала AKA. Конор единственный, кто убегает [от боев] в легкой весовой категории. Дана Уайт был единственный человек, который отделял меня от тебя на пресс-конференции. Тебе сколько угодно может подсказывать твой менеджер что нужно говорить, но никто не бегал от тебя.


Нурмагомедов: Нет, нет, ты послушай..


Фергюсон: Да никто тебя не будет слушать, я не понимаю вообще, что ты говоришь. И ты не слышишь, что я говорю.


Нурмагомедов: Мне не нужны были деньги, я пытался добиться этого боя и организовал его я, а не Дана Уайт.


Фергюсон: Ни черта ты не сделал. Я добился девяти побед подряд. Это я добился боя. Иди к черту, Хабиб. Ты бычара, а я матадор и прикончу тебя.

Я забью этого парня как и всех остальных соперников. И я вам даже не скажу как именно. За тобой 1,9 миллиона фолловеров, которые будут расстроены, когда я забью тебя досрочно.


Нурмагомедов: Мне предлагали другие бои, но я отказывался и требовал боя с тобой, а ты пытался избежать поединка, запросив больше денег. Ты просил больше денег потому, что понимаешь, что это твой последний бой. 4 марта я сломаю тебе карьеру и лицо. Знаешь, почему ты нервничаешь? Потому что я говорю правду. Я добился боя с тобой, а ты пытался сбежать. Ты не Эль-Кукуй, а Эль-Нокдауно.


Фергюсон: Я уже в третий раз имею дело с этим [ругательство]. Он говорит, что сломает мою руку. Давай, ломай, [ругательство].У меня есть другие части тела, которыми я могу наносить удары. Ты говоришь, что являешься первым номером дивизиона. Ты первый номер среди трепла. Твой набитый рекорд ни черта не стоит. Ты проиграешь.


Нурмагомедов: Я думаю о тебе. Думаю, что сломаю тебя. Вот, о чем я думаю. Я не думаю о Коноре и остальных вещах. О чем ты вообще говоришь? Это ты говоришь о Коноре.


Фергюсон: Чувак, меня не сломать. Поверь мне, чувак, я – машина. Ты не имеешь понятия, с кем ты имеешь дело. Ты только что проснулся. Продолжай смеяться. Продолжай смеяться. Я – новый Джон Уик.


Нурмагомедов: Сколько раз ты проиграл? Дэнни Кастильо надрал твой зад.


Фергюсон: Дэнни Кастильо ни чего не сделал. Он, отвалялся на мне, чувак. Я тоже надрал ему зад. Ты проиграл Глейсону Тибау. Помнишь этот бой? Я выложу его сегодня. И я видел, как ты проиграл ту схватку по самбо, где ты, плакал на коленях потому что проиграл.


Нурмагомедов: Какой бой по самбо? Там где мне 17 лет? Конечно, я проигрывал много раз, когда был любителем. Но в профессиональной карьере…


Фергюсон: Тебе все принесли на блюдечке. Мне ничего не приносили. Мне пришлось зарабатывать все это на каждом шагу своего пути.


Фергюсон: Я никогда не сомневался в себе, и никто меня не держал за ручку, чтобы привести сюда. Моя, б*ять, усердная работа, моя преданность делу, тот факт, что я финишировал соперников и получал бонусы за выступление – все это привело меня. Я финиширую этого чувака как и сделал со всеми остальными. Я не скажу как, потому что я не такой как все остальные. Этот парень говорит о том, что попытается сломать меня, сломать мою руку, и он говорит, что я слишком много болтаю? Чувак, я ничего не сказал.


Нурмагомедов: Я хочу кое-что сказать. Пожалуйста, послушай. Когда UFC сказали мне: «Хабиб, ты должен подраться с Тони», я сказал: «Окей, давайте сделаем это. Я хочу этот бой, потому что у тебя серия из девяти побед, у меня серия из восьми побед, мы должны подраться». И после того, как UFC сказали тебе об этом, ты говорил: «Пожалуйста, пожалуйста, дайте мне денег, дайте мне это». Ты пытался убежать.


Фергюсон: Не было никаких, «пожалуйста». Чувак, это то, что я заслужил. Можешь говорить столько де*ьма, сколько хочешь. Твои менеджеры говорят за тебя. И знаешь, что? Мне абсолютно все равно. Пытайся поднять шумиху вокруг боя. Ты пытался заплатить мне. Знаешь, что я тебе ответил? Я плюю на твои деньги. Твои деньги ничего не значат для меня. Мне все равно. Я хочу деньги UFC, потому что я заслужил это.


Нурмагомедов: По моему мнению, наш бой — величайший бой в истории легкой весовой категории.